Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
 

12 декабря 2018 года - Общероссийский день приема граждан в Администрации

 МО «Город Ивангород»

 

Всю необходимую информацию о проведении
Общероссийского дня приема граждан
12 декабря 2018 года
можно получить по телефону: 8 (81375) 54-176

Кто не зачитывался в детстве "Островом сокровищ" Стивенсона, "Одиссеей капитана Блада" Сабатини, или "Голубым человеком" Буссенара? Отчаянные пираты, фантастические приключения, несметные сокровища... Но все это где-то далеко, там где теплый лазурный океан, пальмы, попугаи, ямайский ром... Но оказывается пиратством славились не только Карибы: на нашей цивилизованной Балтике, в XVI-XVII веках на мачтах многих судов реял веселый Роджер.

 

Были свободные флибустьеры, промышлявшие по принципу: "каждый сам за себя и против всех", стоявшие вне закона во всех государствах, были и пираты "в законе", которые заключали "джентельменский" договор с прибрежными правителями и грабили и топили только суда противников "сюзерена", отдавая ему 1/3 добычи, за что в свою очередь, получали прощение за все грехи. Мало того, многие из "джентельменов удачи" выйдя на покой, становились вполне благопристойными и уважаемыми гражданами: так английский головорез Френсис Дрейк, Милостью королевы Елизаветы I, за свои "подвиги" был в 1558 году посвящен в рыцари, а его соотечественник, разбойник и убийца - Генри Морган, награбил столько, что не только он сам, но и его потомки до сих пор не только почтенные, но и богатейшие люди в США.

 

Особенно усилилось пиратство на Балтике во время Ливонской войны: Польша, Литва и Швеция любыми путями пытались воспрепятствовать торговле России с другими странами Западной Европы. Не чурались они для достижения своих целей и услугами каперов: еще в 1558 году Иван Выродков, строитель "корабельного пристанища" и крепостей в устье Наровы, пишет властям Колывани (Таллинна) грамоту: "... от Ивангорода, купцы с товарами отправлялись морем в Колывань, но шведские душегубцы напали на них, потопили ивангородцев и отняли товары, затем их (душегобов) поймали колыванцы..." Далее в грамоте, излагается требование возврата "товаров сполна и наказания душегубцев". Неизвестно чем закончилась эта история, но нападения на купеческие суда в море продолжались. По одной из легенд (часть которой подтверждается документально), в 1568 году русский порт в устье Наровы задержал судно "12 апостолов", на котором было обнаружено 3 едва живых человека. По рассказу одного из них, Карстена Роде - датского купца, всего несколько дней назад, их караван из 8 торговых судов, покинул Нарву с грузом и направился в Данию, но в открытом море корабли подверглись нападению польских пиратов. Караван был разграблен и потоплен, и лишь по счастливой случайности пленникам удалось захватить и корсаров судно и вернуться в Нарву.

 

Известие о Роде, о нападении морских разбойников, уже не на одиночное судно, а на целый караван, заставило купцов принять ответные меры: так как торговый представитель английской компании в Нарве написал, чтобы впредь суда, направляемые в Нарву, имели вооружение. И действительно, 10 июля 1570 года, при входе в Нарвский залив, у острова Большой Тютерс, англичан поджидала польская корсарская эскадра из 6 судов. Но на этот раз флибустьеры просчитались: англичане имели 13 судов, причем вооруженных. в ходе боя одно пиратское судно затонуло, одному удалось скрыться, остальные 4, и 83 человека команды, были взяты в плен и сданы капитаном Вильямом Борро нарвскому воеводе.

 

Все "джентельмены удачи", за исключением одного, оказавшего в свое время услугу англичанам, вместе со своим капитаном Асмусом Ендрихом, были повешены.

 

В 1570 году в Нарве побывало 130 иностранных судов - "гости" из Англии, Франции, Голландии, Испании, Дании, Германии выгружали и загружали товары на причалах Нарвы и Ивангорода, ходили по городским лавкам, кабакам, гостинным дворам... Но это были лишь смельчаки, решившие плыть в Московию, грузооборот мог быть гораздо большим, если бы не пираты, которые "разбойным обычаем корабли разбивают и из многих земель дорогу нашим торговым людямзатворяют". Торговые люди нуждались в крепкой защите, а своего флота у России не было. Тогда Иван Грозный решает завести свой каперский флот. Он выдает уже знакомому нам Карстену Роде свидетельство, по которому на море он должен был "...силой врагов взять, убить или в полоне держать, а их корабли в огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего царского величества грамоты... А нашим воеводам и всяким приказным людям, кто бы ни был, того нашего атамана Карстена Роде и его шкиперов, товарищей и помощников в наших пристанищах, где ни буди - на море и на земле, в береженье и в чести держать."

 

Свою базу Роде оборудовал в устье Наровы, под прикрытием крепостниц, построенных за 12 лет до описываемых событий Иваном Выродковым. По весне, были заложены поморскими корабелами 2 судна, но Роде не стал дожидаться окончания строительства: в Нарве он оснащает небольшое, в 40 тонн водоизмещением судно, и пускается на нем на встречу пиратской славе, а может быть и смерти. Удача - богиня корсаров, сопутствует московскому флибустьеру; летом он уже возглавляет флотилию из 17 трофейных судов. Его флагманское судно "Веселая невеста" с шумом резало форштевнем балтийские волны, а на мачте реял зеленый, с черным двуглавым орлом, флаг. Роде действовал чрезвычайно успешно, как по причине личных черт характера, знанию в совершенстве морского дела, так и в виду благоприятного отношения со стороны сомодержца московского, а также датчан. Суда теперь могли спокойно ходить в Нарву, что было абсолютно неприемлемо для врагов России.

 

А недоброжелателей было много: и кровавый герцог Альба, враг легендарного Тиля Уленшпигеля, и пфальцграф люпельштейнский Георг Ганс,мечтавший пиратской эскадрой русский север, и король Речи Посполитой Сигизмунд,писавший королеве английской: "Мы еще раз подтверждаем вашему величеству, что царь московский ежедневно увеличивает свое могущество приобретением предметов, которые привозятся в Нарву... До сих пор мы могли его побеждать потому, что он был чужд образованности, не знал искуств, но если Нарвская навигация будет продолжаться, что останется ему неизвестным?"