Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

Думаю, многие согласятся с мнением старшего научного сотрудника Кингисеппского историко-краеведческого музея Надеждой Федоровной Гоголевой в том, что профессия археолога - самая таинственная и загадочная, связанная порой с весьма неожиданными находками. Ищешь и ожидаешь увидеть одно, а находишь совершенно иное, но при этом не менее ценное.

На территории Кингисеппского района много археологических памятников. Это и понятно. Земля древняя, порубежная. В ее культурном слое хранятся следы интереснейшей  истории нашего края. Археологические раскопки здесь начали проводить еще в XIXвеке. Так, в конце 1870 года в Кингисеппском районе (территория бывшего Ямбургского уезда, куда входил  частично и современныйВолосовский район) работал очень известный археолог Лев Константинович Ивановский. Его экспедицией было изучено около 6 тысяч древних захоронений. Материалы раскопок хранятся в Москве,  в Государственном историческом музее. Продолжил дело Л.К. Ивановского петербургский археолог В.Н. Глазов. Параллельно с ним работал Н.К. Рерих.

 

 

Впредвоенное время на месте обнаруженной неолитической стоянки близ деревни Извозраскопки производил эстонский археолог Р. Индреко.  После войны, в 1950- е. годы,этот памятник, датированный III-IIтысячелетием до нашей эры, вторично изучала известная исследовательница, археолог, доктор исторических наук Наталья  Николаевна Гурина.  Здесь, на месте стоянки первобытного человека были обнаружены орудия труда – каменные топоры, скрепки, заготовки рубящих орудий и большое количество керамических обломков. Орнаментированные глиняные черепки – это фрагменты первой керамики, ознаменовавшей начало нового периода в развитии человека.  Все эти находки являются свидетелями жизни древних жителей нашего края, часть из них хранится и экспонируется в Кингисеппском музее.

Этой же исследовательницей было изучена и стоянка Тырвала, находящаяся на правом берегу реки Наровы, недалеко от ее устья. Она была обнаружена в 1950-е годы во время проведения работ в карьере. Этот памятник археолог датирует примерно Vтысячелетием до нашей эры.

Целых 16 полевых сезонов посвятил нашему краю Евгений Александрович Рябинин – научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН, начальник Ижорской экспедиции. Он изучал древнерусскую и водскую этническую культуру с 1971 по 1987 года. Ученый провел раскопки на месте нескольких сотен могильников. В ходе исследований были обнаружены материалы, позволившие отодвинуть историю древнейшего народа водь на тысячу лет. Многие находки этой экспедиции хранятся в нашем музее.  В 1981 году Рябининым было изучено Кайболовское городище – уникальный памятник оборонительного строительства XII-XIIIвеков.  Сегодня научные труды Е.А. Рябинина являются ценнейшим источником по древней истории нашего края.

Одновременно с Ижорской экспедицией в начале 1980-х годовна территории района работала Ольга Игоревна Конькова - молодой ленинградский археолог, изучавшая ижорскую погребальную культуру. Сегодня эта исследовательница известна как этнограф, активно занимающийся изучением культуры коренных народов Ленинградской области.

- Сразу хочется отметить, что Кингисеппский историко-краеведческий музей стоит на Ямгородском городище (крепость Ям), - рассказывает Н.Ф. Гоголева. -  Это тоже памятник археологии федерального значения. В 1971- 1972 годах крепостные фрагменты, сохранившиеся до наших дней, изучал Анатолий Николаевич Кирпичников - ныне доктор исторических наук, зав.отделом славяно-финской археологии ИИМК (Институт истории материальной культуры), один из ведущих археологов Северо-Запада России. Именно после его изысканий появилась ясность в отношении  нашей крепости. До изучения остатков крепости Ям археологическим путем у историков существовали разногласия: одни утверждали, что крепость была 4-башенной, другие описывали ее,как 8-бастионную. И лишь после изучения шведских документов и проведения раскопок Кирпичников описал крепостные сооружения Ямгородской крепости как уникальный памятник военно-оборонительного зодчества XIV- XVIстолетия. Сегодня материалы А.Н. Кирпичникова по истории нашей крепости являются настольной книгой каждого краеведа, а вещественные находки представлены в экспозиции музея. Частично крепостные фрагменты изучались в 1994-1996 годах в связи с реконструкцией шоссейного моста через реку Лугу. В те годы руководил этими работами опытный санкт-петербургский археолог В.И. Кильдюшевский, передавший все свои материалы в наш музей.

В 1990-е годы обширные археологические раскопки на территории Кингисеппского района были приостановлены. Сейчас они начинают вновь развиваться. Последние годы раскопками занимаются молодые археологи из ИИМК и лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия им Г.С. Лебедева НИИ комплексных социальных исследований СПБ ГУ. Они уже исследовали район деревни Коммунар и деревни Слободки. В этом полевом сезоне археологические работы проходили в районе строительства порта под руководством молодого ученого  К.В.  Шмелева

Что касается самих археологических памятников, то к ним у нас относят стоянки, городища, курганно-жальничные захоронения, селища, каменные кресты, клады.

Каменные кресты заслуживают отдельного рассказа, они еще  разбросанны  по Кингисеппскому району. Несколько таких крестов было установлено у Екатерининского собора, как часть экспозиции, когда в нем еще располагался краеведческий музей. Средний из них уникальный подписной намогильный крест из деревни Войносолово, датированный XIVвеком. Слева от него стоит редкий, примерно XVвека, так называемый, поклонный крест из деревни Сырковицы.

Но наши читатели, наверное, с нетерпением ждут рассказа о кладах. Ведь археология у многих людей непременно ассоциируется с поиском сокровищ.

- На сегодняшний день в нашем музее хранится 13 официально обнаруженных кладов, - говорит Надежда Федоровна. -  Но есть информация, что клады находят и сейчас, просто не афишируют. Это в основном  шведские монеты XVIIвека и русские екатерининского периода. Самый ранний клад, хранящейся в фондах музея- серебряные чешуйки периода правления Ивана Грозного (XVIвек).

Однако для научных сотрудников клад не ассоциируется с богатством, во всяком случае – материальным. И в связи с этим хотелось бы подробнее рассказать о том подарке, который сделала земля Кингисеппская осенью прошлого года.  Нельзя не отметить, что случилось это ровно через год после того, как народ водь официально был признан коренным  народом Российской Федерации. Просто волшебство какое-то!

Итак, в октябре 2009 года во время проведения земляных работ в одной из усадеб деревни Валья в медном котле были обнаружены аккуратно уложенные предметы женского туалета, датируемые XVII веком. Обладатель находки, Кингисеппский житель Владимир Кригер,  попытался сначала проконсультироваться в Эрмитаже, но потом пришел в Кингисеппский музей.  Даже увидев изображение клада в электронном виде, сотрудники музея оценили его уникальность, и предложили передать находку в дар музею. Что же содержал в себе котел? Это был вещественный клад. В нем были обнаружены фрагменты набедренников, нагрудных украшений, большое количество шнуров, кисточек, фрагменты головного убора, наушники, другие элементы, украшенные многочисленными ракушками каури и бисером, бронзовыми жетонами. Но главное даже не это. Главное –среди находок был и  нижний передник молодой замужней женщины, элемент женского туалета, которого нет ни в одном этнографическом хранилище России, Эстонии и Финляндии. Поражала его великолепная  сохранность.Этотэлемент одежды этнографы уже  не надеялись увидеть в подлиннике.

- Мы не взяли на себя ответственность по расконсервации находки, - говорит Н.Ф. Гоголева. - Пригласили Ольгу Игоревну Конькову, у которой, конечно же, больше опыта работы с таким археологическим материалом. Ольга Игоревна не отказала в помощи, понимая всю значимость события.  Сейчас весь клад передан в реставрационную лабораторию Эрмитажа. С ним должна быть проведена огромная работа по реставрации и консервации, чтобы в дальнейшем его можно было экспонировать, не опасаясь разрушения.  Кстати, было неофициальное предложение передать клад на реставрацию в Эстонию, но было приняло решение оставить находку в России. Нельзя такой уникальный предмет вывозить на территорию другой страны. А заключение об уникальности сделали ведущие научные сотрудники Санкт-Петербурга.

Сталкиваясь с такими интересными находками, еще раз понимаешь, что ничто не исчезает бесследно. Если какое-то историческое  явление, событие не оставляет о себе письменных свидетельств, то след остается в земле. И дело археологов его найти.

 

Елена Силкова