Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

В одном из номеров нашей газеты мы рассказывали о 1-й Ямбургской международной научно-практической конференции, посвящённой 90-летию окончания Гражданской войны 1918 – 1920 года на Северо-западе России. Мы тогда упомянули, что на конференции было много познавательных докладов. Некоторые из них пообещали опубликовать.

Ольга Анатольевна Рашитова, кандидат исторических наук, доцент Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина (Ямбург - Кингисепп) поведала присутствующим о Ямбургском благочинии в период Гражданской войны. Сегодня мы приводим рассказ Ольги Анатольевны на страницах нашей газеты. Думаем, выбранная тема окажется небезынтересной для наших читателей.

 

 

В 1917 году в Санкт-Петербургской епархии насчитывалось 790 церквей, в Ямбургском благочинии их было 30 (две из них – городские). Священники занимались не только тем, что окормляли свою паству, совершали богослужения, но еще и вели широкую просветительскую деятельность. При храме архангела Михаила в селе Удосолово была огромная библиотека, собранная священником Фальковским. После 1917 года все религиозные книги, конечно, были сожжены, но остальные составили первый книжный фонд деревенской библиотеки. В селе Вруда Ямбургского уезда служил священник Алексей Медведков. Приход этот был очень небольшой и очень бедный и потому даже датировался из правительства. Алексей Медведков действительно был добрый пастырь, который не только справлял требы за вознаграждение,  но и постоянно  трудился, чтобы обеспечить свою семью. Он сам обрабатывал землю, пахал, сеял пшеницу. А еще он преподавал Закон Божий в нескольких сельских школах, заказывая книги на свои средства. Прихожане очень любили своего батюшку и даже ходатайствовали о его награждении, что и произошло в 1916 году – Алексей Медведков был удостоен сана протоиерея.

Таковыми были священники во многих церквах Ямбургского благочиния, но все изменилось с приходом большевизма. Одним из главных направлений политики советской власти стало создание атеистического государства. Поставленная цель достигалась всеми возможными способами до самого начала Великой Отечественной войны. Большевики считали православную церковь одним из главных врагов революции и социализма, а потому в первые же месяцы после революции стали подвергать ее жестоким гонениям. Согласно декрету Совета народных комиссаров 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», была ликвидирована материальная база церкви, все ее имущество и капиталовложения стали общенародным достоянием. Религия объявлялась частным делом граждан, церковный брак утратил юридическую силу. Патриарх Тихон в послании от 12 января  1918 года предал власть большевиков анафеме и призвал не вступать с ними в контакт, а паству - мужественно сносить испытания, не впадать в уныние. Не призывать о помощи, а самим укреплять свое стадо и ограждать его от погибели.

 

 

Незадолго до октябрьских событий, 25 мая 1917 года в Петрограде был собран Священный Синод, на епархиальном котором проходили выборы Петроградского архиерея. На эту должность был  утвержден архиепископ Вениамин Казанский и по установленной традиции он начал объезжать свою епархию. Он был из Ямбургского благочиния. Приезжал в село Ильеши, где праздновалась память Великомученицы Параскевы. Архиерейские службы здесь были, конечно же, большой редкостью, а потому собрались богомольцы со всех окрестных деревень, откуда только можно было прийти. Общаясь с народом, Вениамин говорил, что дело духовенства не политика, а религиозное строение жизни. После окончания обедни в час дня начался крестный ход, после чего владыка посетил квартиры прихожан. Он был очень прост в обращении.

 

 

Уже после революции владыка посетил и Ямбург, где состоялся Епархиальный Съезд. Кроме митрополита Вениамина ожидали в гости протодиакона Исаковского Собора, про которого говорили, будто он обладает таким басом, что все церковные окна дрожат и лампады гаснут. Богатырь по виду, он действительно обладал мощным голосом. Погасших лампад, конечно, не было, но как говорили очевидцы, после продолжительного пребывания рядом с ним, долго звенело в ушах. На съезд прибыло более 50 священников и диаконов. Для каждого было приготовлено облачение. То есть, храм был очень богатым, к чему немалое рвение прикладывали прихожане. По желанию владыки вокруг города был совершен крестный ход, который народ встречал с радостью. Многие подходили за благословением.

 

 

         Уже на следующий же день большевики в казармах развернули антирелигиозную пропаганду. Был расформирован 146-й Царицынский полк, а полковая Георгиевская церковь - закрыта. Полковая церковь оказалась первым Ямбургском храмом, который был разорен воинствующими безбожниками. Ямбуржцы, правда, не очень стояли за свою святыню. Они спокойно пережили  перенос Образов из закрытого храма и есть даже свидетельства, что ход с переносом Образов был освистан и оплеван поборниками новой власти и их порядка. Этого, однако, святотатцам оказалось мало. Они надругались над источником, выведя его в канаву с нечистотами.

         Духовенство воспринималось большевиками как враг новой власти, так как пыталось сохранить христианскую веру. В 1917 году отца Алексея Медведкова из села Вруда посадили в тюрьму. Безбожники надели на него вериги, били палками, переломали  руки и ноги. Но он терпел, практически не жаловался, и старшей дочери пришлось отдать себя в заложницы, чтобы выручить отца из столь бедственного положения. Священника выпустили, но следы истязаний остались на его лице на всю оставшуюся жизнь – был поврежден лицевой нерв.

 

 

         Гражданская война сопровождалась новой волной и ужесточением антирелигиозной пропаганды. В 1919 году в селе Ложголово было повешено два священника. Как свидетельствуют архивы,  в этом же  1919 году в Скорбященском храме (этот храм в Ямбурге на кладбище) был снят золотой оклад, сняты образа Богородицы и все это было отправлено в Петроград в качестве лома драгоценных металлов.

Курс держался на полное скорое отмирание церкви и религии. Считалось, что этот, не более чем предрассудок, можно достаточно споро преодолеть целенаправленной системой воспитания, революционного воздействия, в том числе и насильственными методами. Учитель кракольской школы организовал митинги, объединявшие крестьян близлежащих деревень. И вот 1 марта напротив церкви в селе Краколье прозвучал призыв о том, что нужно сплачиваться для борьбы не только с внешним врагом, но и пора уже отказываться от привычных праздников. Народ просто приучили праздновать с крестами и хоругвями, придет время и массовые народные демонстрации станут такими же привычными.

 

 

На 26 августа 1918 года было назначено благочинным Первого Ямбургского округа было назначено собрание духовенства, но накануне в Копорье прибыл карательный отряд Красной армии. Там производились обыски, в конечном итоге несколько священнослужителей были арестованы, и по дороге в Котлы был арестован и сам благочинный.

         С приходом белогвардейцев в город ямбургская церковная жизнь потекла в другом русле. В ямбургском соборе Святой Великомученицы Екатерины летом и осенью 1919 года молился генерал Юденич, генерал Родзянко и другие высшие чины Северо-запада.

 

 

         Когда же удача отворачивается от северозападников у стен Скорбященского храма принимают мученическую смерть пленные добровольцы северо-западной армии генерала Юденича. На этот раз их казнили жестокой средневековой казнью - пленных белогвардейцев посадили на кол.

С уходом белой армии в Ямбурге начинается разгул воинствующего безбожия. Были изъяты все книги, касающиеся записи гражданского состояния, в 1920 году была произведена перепись всего церковного имущества, которое вскоре будет разграблено или уйдет на переработку. Представители новой власти оказались не способны оценить духовную и культурную ценность изъятого.

К 1939 году в Ямбургском благочинии не остается ни одной действующей церкви…