Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

         Красные развивающиеся флаги, плакаты с призывами, люди, раздающие листовки, и настороженные лица милиционеров… Такого в Кингисеппе не видели уже давно. Прохожие на пикет возле Кингисеппского городского рынка реагируют по-разному: кто-то пытается вникнуть в суть происходящего, а кто-то спешит пройти мимо, лишь тихо ворчит: «И куда только власть смотрит?»

         На самом деле пикет с властями был согласован. Его организатором стал Межрегиональный профсоюз работников автопрома (МПРА), который выступил в поддержку первичной профсоюзной организации «Йура Корпорэйшн РУС».

Как пояснил председатель первичной профсоюзной организации «Йура Корпорэйшн РУС МПРА» Виктор Махнов, руководство предприятия вначале восприняло спокойно, а потом воспротивилось созданию профсоюза. Через какое-то время всех членов профсоюза вызвали снова и сказали, что выше означенным фактом очень недоволен «Hyundai», и либо работники предприятия выходят из МПРА и создают свой внутренний профсоюз, либо завод просто закроют. На размышление предоставили час рабочего времени. Членов профсоюза обсудили вопрос и вновь, за исключением одного воздержавшегося, проголосовали за то, чтобы остаться в МПРА. С 13 января руководство «Йура Корпорэйшн РУС» начали  вызывать к себе по одному- два человека и угрожать депремированием и даже увольнением, если те останутся в МПРА. Многие поддались на угрозы и вышли из профсоюза. Из 185 человек в организации осталось около 40.

Сотрудник Профсоюза МПРА Иван Овсянников подчеркнул, что их цель – не развалить «Йуру Корпорэйшн РУС», но сделать так, чтобы предприятие стабильно развивалось, и чтобы рабочие жили достойно.

 

 

- Цель нашего сегодняшнего пикета показать работодателю, что мы сильны, - говорит И. Овсянников. – Нас поддерживают депутаты - Олег Шеин, который уже прислал протест против давления на профсоюз. Это Владимир Федоров – председатель законодательного собрания Санкт-Петербурга. Я думаю, мы сумеем объяснить работодателю, что лучше не связываться с МПРА, лучше сейчас пойти на переговоры, чем потом терпеть колоссальные имиджевые потери, убытки из-за той компании, которую мы сейчас готовы развернуть. Так что главное наше требование – переговоры. А работникам предприятия хочется сказать, что бояться не надо, не надо поддаваться на запугивание, на незаконные действия, нужно изучать свои права, держаться друг за друга и в этом случае нам обеспечен успех.

 

 

Главное требование работников «Йура Корпорэйшн РУС» – диалог профсоюза с работодателем, а также устранение нарушений трудового законодательства. Как рассказал Виктор Махнов, благодаря визиту Кингисеппского городского прокурора на предприятие, им, по крайней мере, начали выдавать трудовые договора.  Но отсутствие трудовых договоров, задержка рабочего транспорта, отсутствие оборудованного места для курения и поздняя подача отопления в цеха, кажутся мелочью в сравнении с тем, что рассказывает оператор цеха сборки Лариса  Калюжная.

 

 

         - Русское руководство с подачи корейского, ведет черные списки  неблагонадежных рабочих. Если у рабочего больше трех ней больничного листа в течение месяца, то его стараются под любым предлогом уволить. Дают непомерную норму, переводят на более тяжелые участки работы, и человек, просто испугавшись, или не выдержав физической нагрузки, пишет заявление по собственному желанию. Если руководству становится известно, что рабочая забеременела, ее также пытаются подвести под увольнение по собственному желанию под любым предлогом. Таким же образом: переводя ее на заведомо тяжелый участок работы. Существуют ограничения выхода с завода. Даже за турникет на территорию завода мы не имеем права выйти без согласования с руководством. Для этого мы должны написать заявление, подписать его у нескольких начальников.  Еще у нас на заводе существует тестирование. Чем оно обосновано, никто не знает. Корейское руководство определило, что один рабочий должен выполнять цепочку определенных операций за определенное время. Если ты не выполняешь норматив, это лишний повод для твоего увольнения.

 

 

         Кто-то из журналистов, которых на пикете оказалось во множестве, поинтересовался у  Л. Калюжной: верны ли слухи о том, что пластик, используемый производстве, настолько токсичен, что у людей от соприкосновения с ним слезает с рук кожа.

         - На токсичность материалов проверки не было, - говорит Лариса. -  Документов о том, что пластик сертифицирован, нам никто не предоставлял. Но периодически у людей возникают массовые аллергические реакции, в результате которых кожа слезает с рук в буквальном смысле. Я поднимала этот вопрос на собрании с корейским руководством, на что на до мной просто откровенно посмеялись и указали на дверь.

Не подтвердились слухи о том, что работников собирают по утрам и заставляют кланяться начальству, а также, что на «Йура Корпорэйшн РУС» в наказание рабочих бьют палками по рукам.

Почему руководство предприятия оказала столь яростное сопротивление организации профсоюза? Иван Овсянников объяснил это так:

- «Йура Корпорэйшн РУС» – это транснациональная корпорация, которая представлена в самых разных странах мира, и когда сегодня вам говорят о том, что нигде на предприятиях «Йуры» нет профсоюза, вас намеренно вводят в заблуждение. В действительности тот страх, который проявляет администрация предприятия видя ростки солидарности среди рабочих здесь, в Ивангороде и Кингисеппе, этот страх они принесли из Кореи, где есть мощное рабочее движение, где люди труда имеют десятилетия опыта классовой борьбы. Очень жесткое рабочее движение на «Hyundai». Не так давно там произошла забастовка, которую не смогли разгромить даже с помощью полиции. Летом прошлого года на «Йуре Корпорэйшн» в Словакии рабочие организовали захватную забастовку. Они добились улучшений. Обо всем этом знает руководство «Йуры» в Ивангороде, а потому в самом начале пытается уничтожить профсоюз в корне. До мелочей эта тактика совпадает с тем, что было в Словакии и Южной Корее.

 

 

Бригадир отдела обработки Сергей Злобин наблюдал за происходящим не вмешиваясь.

- Я работаю на предприятии с сентября, и меня все устраивает, - объясняет молодой человек. - У меня нет проблем ни с корейским руководством, ни с российским. Если корейцы не знают русского языка, это не значит, что они не знают людей по именам и фамилиям. Мне не составляет труда объясниться с ними знаками, и договориться обо всем. На самом деле, они стараются для рабочих.

         - Ну а что же тогда не устраивает ваших коллег?

         - Я не знаю. Есть такое понятие – революция ради революции. - Да, работа нелегкая. Многие из молодых людей, которые сегодня приходят на производство, не знакомы с работой на конвейере. Они не знают, что такое работать быстро. Их этому обучают. Но когда люди не справляются с конвейером, идет брак, конечно корейцев это не устраивает, а кого это устроит? Особенно, если гарантия на производимую вашим предприятием продукцию 10 лет.    

 

   

         Представители администрации «Йура Корпорэйшн РУС» появились как-то незаметно. Никто не мог сказать, сколько времени они уже стояли среди пикетчиков и слушали. Переводчика с ними не было, поэтому сказать, поняли ли корейцы хоть что-то из того, что говорилось на пикете, сложно. Но как только они попали в поле зрения журналистов и других участников пикета, тут же ретировались и слились с потоком прохожих, бегущих по своим делам…