Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города
Редакция СМИ

по техническим вопросам,
связанным с работой сайта

Информация

Возрастное ограничение: 6+

Для прочтения прикрепленных файлов (*.pdf) можно использовать бесплатную программу Adobe Reader (~156МБ) или ее аналоги

Для извлечения прикрепленных файлов из архива (*.zip) можно использовать бесплатную программу 7-zip (~1.5 МБ) или ее аналоги

Для просмотра прикрепленных файлов (*.doc, *.xls, *.ppt, *.docx, *.xlsx, *.pptx) можно использовать бесплатную программу OpenOffice (~130 МБ) или ее аналоги

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Ранее мы рассказывали о пикете, который проводили Межрегиональный профсоюз работников автопрома (МПРА), в поддержку первичной профсоюзной организации «Йура Корпорэйшн РУС».

После пикета один из представителей МПРА Игорь Станкевич рассказал о том, что же представляет собой Межрегиональный профсоюз работников автопрома и каких успехов ему удалось добиться за время своей работы.

- Во-первых, я бы хотел сказать, что профсоюз МПРА вырос из профсоюза «Форда» – самого активного и нетрадиционного профсоюза во всей России. Методы, активно используемые «Фордом» с 2005 года (в их числе – забастовки и акции), в России не использует, пожалуй, ни один профсоюз. В жизни профсоюза «Форда» очень активно  участвуют сами работники, которые уже добились для себя существенных изменений.

 

 

- Можно ли привести конкретные примеры?

- Они добились, например, что заработная плата ежегодно не просто индексируется на фоне официальной инфляции, она реально растет. Статистика по «Форду» такова, что ежегодно заработная плата у работников помимо инфляции повышается еще на 3-5 процентов. Это результат ежегодных переговоров с работодателем. Сейчас на заводе планируется заключить коллективный договор, в котором это плановое повышение предполагается прописать. За еще более высокую заработную плату рабочие будут бороться отдельно. Кроме того, фордовцы добились существенных социальных гарантий, которых в принципе по автомобильной промышленности нигде нет. Это, во-первых, серьезная доплата за стаж. Во-вторых – компенсационные выплаты семьям работников в случае каких-то несчастий. На «Форде» по коллективному договору ограничено привлечение заемных работников, нанятых через кадровые агентства. Эта категория работников очень уязвима перед работодателем. Но самое главное, фордовцы вышколили работодателя так, что тот даже не сомневается, соблюдать ли ему российское трудовое законодательство или нет. Любые промашки администрации могут стоить им больших издержек. К сожалению, руководство большинства транснациональных иностранных компаний, где еще нет профсоюзов или они пока слабы, в том числе и «Йура Корпорэйшн Рус», откровенно пренебрегают нормами российского законодательства. Они откровенно лгут, когда говорят, мы же иностранные, и российские законы – не про нас. К великому сожалению, многие работники этому верят.

То есть «Форд» – это локомотив не только МПРА, но и всего профсоюзного движения. На сегодняшний день профсоюз этого предприятия столкнулся с тем, что добился всего, чего только можно было добиться. И чтобы как-то дальше развиваться, начал поднимать и организовывать профсоюзы других предприятий. Чем мы на сегодняшний день и занимаемся.

- Где уже получилось организовать профсоюзы?

- Из одной организации МПРА сегодня вырос до 17 организаций – в Калуге, Таганроге, Тольятти, в Смоленске. К сожалению, пока мы не везде достигаем той численности, которая бы позволяла вступать в коллективные переговоры с работодателем, но мы стараемся исправить ситуацию и на ряде предприятий уже наметились существенные улучшения. Например, на «Фольксвагене» в Калуге трудится порядка 2000 человек. В профсоюзе состоит около 400 человек. Наш председатель, Алексей Этманов, и лидеры калужской профсоюзной организации недавно встречались с высшим руководством «Фольксвагена» в Германии, представители которого по представленным МПРА раскладкам увидели, что заработная плата в Калуге на фоне заработной платы по автопрому в целом просто мизерная. Сейчас мы ожидаем, что заработная плата рабочим будет повышена.

- К профсоюзам все работодатели относятся также негативно как на «Йуре Корпорэйшн»?

- К сожалению, создание профсоюзов не приветствуется как иностранными, так и российскими работодателями. Кому охота повышать заработную плату? Кому охота улучшать условия труда? Это все денежные вложения. Кому из работодателей охота делиться с работниками властью? Никому. Первая реакция любого работодателя – это уничтожить профсоюз в зародыше. Почему на «Йуре Корпорэйшн» этого не произошло сразу? Потому что на момент легализации профсоюза, то есть, на тот момент, когда мы сообщили о его создании, удалось собрать порядка 185 заявлений о вступлении в профсоюз. Сейчас руководство предприятия предприняло меры давления. Мы этого ожидали, понимали, что люди разбегутся. Из 185  человек в профсоюзе осталось 40. Но это, поверьте, очень  существенное количество.

Есть еще один важный момент, который нельзя не учитывать: не пройдя через конфликт, профсоюзная организация не способна стабилизироваться и может быстро развалиться. Только пройдя через конфликт, люди понимают, что такое борьба, что ни одной копейки работодатель просто так им не даст, что нужно за себя бороться. Это видно и по ситуации в стране в целом: все что можно, отбирается, все социальные стандарты демонтируются. Вспомнить хотя бы последний закон, который урезает и пособие по беременности, и выплаты по больничному листу. А когда везде идет наступление на права работников, единственный возможный вариант – это сопротивляться, объединяться в профсоюзы и требовать нормального уровня жизни.

Политика «Йура Корпорэйшн» заключается в том, чтобы прийти в депрессивный регион и набрать социально незащищенную категорию людей (как правило, это разведенные женщины с детьми. Почему? Потому что этими людьми легче манипулировать.

- Все радовались, когда это предприятие открывалось в Ивангороде. Все-таки здесь большие проблемы с женской безработицей.

- Действительно, «Йура Корпорэйшн» набирает сейчас в основном женщин: из 1000 человек работающих - 700 женщин. Это и понятно, на женщин оказать давление гораздо проще. Особенно, если они в одиночку растят детей. Запугать, пустить слух, что предприятие закрывается - делай с ними все, что хочешь.

Женщины - это большая, уязвимая группа, которая, к сожалению, на сегодняшний день в профсоюзе слабо представлена. Так что наша задача  заключается в том, чтобы не только в Ивангороде, а в целом по району помочь женщинам объединиться в профсоюз. Когда женщины начинают бороться за свои права, это, во-первых, свидетельство того, что дальше опускаться некуда. Во-вторых, это поддерживает мужчин, в-третьих, если женщины за что-то берутся, то идут до конца.

- Были ли на вашей памяти случаи, когда работодателю все-таки удавалось задушить профсоюз?

- Да сплошь и рядом. Очень легко развалить профсоюз, который не опирается на поддержку коллектива, и не имеет внешней поддержки. Легко развалить профсоюз, в котором нет своих активистов, когда, например, увольняют председателя. Но здесь много активистов, которые осознают, что они вместе чего-то стоят. Учитывая накопленный опыт, мы на «Йуре Корпорэйшн» развернули широкую информационную компанию с привлечением СМИ, других организаций, депутатов Государственной Думы, ЗАКСа. Мы попросили их слать на предприятие письма-поздравления с созданием профсоюзной организации. Кроме того, прежде чем открыться работодателю, мы провели большую организационную работу. В момент конфликта привезли фордовцев, обсудили, что мы можем сделать вместе. То есть наше главное оружие в ситуации постоянного давления – это гласность и публичность. Я не устаю повторять тем, кто объединяется в профсоюзы:  только от вас зависит, будет здесь профсоюз или нет, будете вы жить лучше или нет, а значит, вам нужно друг друга поддерживать, особенно сейчас.

- Я правильно поняла, что организация профсоюза – это, прежде всего, большая предварительная организационная работа?

- Совершенно верно. Западные профсоюзы называют это органайзингом. То есть, это не просто организация, это еще и целая идеология. Мы с моим коллегой впервые в России занимаемся успешно созданием новых организаций по новой технологии. Эта технология существовала в России до 1917 года, когда к рабочим шли, с ними разговаривали, их вовлекали, они сами потом начинали организовываться и бороться. К сожалению, традиции были утрачены. Мы, используем западный опыт и нарабатываем собственный.

- А как же советские профсоюзы?

- Советским профсоюзам не надо было бороться. Они распределяли блага, контролировали, поощряли, ставили на вид плохое поведение. А то, ради чего изначально возникли профсоюзы – это улучшение условий труда и повышение заработной платы – этим в советское время профсоюзы не занимались.

- Как пришли в профсоюз лично вы?

- Я вообще журналист по профессии. Раньше жил в Беларуси, работал в газете Федерации профсоюзов Беларуси, это традиционные профсоюзы, вроде российской ФНПР. Пока работал, приходилось бывать на разных семинарах. Постепенно пришло понимание того, что такое настоящий профсоюз. Но получилось так, что в 2001 году профсоюзы были главными оппонентами в выборах Александра Лукашенко, так что, профсоюзы в Беларуси были раздавлены. Все активные лидеры и те, кто с ними сотрудничал (и я в том числе) были изгнаны из ФПБ. После зачистки профсоюзов под давлением президентской администрации в стране была введена система временных контрактов. Сегодня большинство белорусов работают по годичным договорам и, по сути, являются, временными. Представляете, все трудоспособные белорусы – временные работники. Бороться за свои права в таких условиях невозможно. Малейшая провинность – и завтра ты без работы. Это еще жестче, чем на «Йура Корпорэйшн Рус»

- Что вы пожелаете работникам «Йура Корпорэйшн РУС»?

- Просто хотелось бы сказать, что задача МПРА о любом достижении рассказывать людям, показывать, что они могут. Еще раз подчеркну - не мы, а они могут. Профсоюз – это не я, это не наш председатель Алексей Этманов. Это люди, которые объединяются и пытаются решать проблемы своими силами. Это новая профсоюзная идеология: не мы за них решаем, мы им помогаем проверить собственные силы, изыскивать собственные ресурсы для того, чтобы менять ситуацию, менять собственную жизнь.