Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Визиты к неблагополучным семьям и проблемным подросткам службами профилактики — работниками соцзащиты, участковыми инспекторами, представителями комиссии по делам несовершеннолетних — проводятся регулярно. Цель — определить, трудоустроен ли подросток, обучается ли, приходит ли вовремя домой. Еще нужно проверить, накормлен и не беспризорен ли ребенок.

P1060187.JPG
В этот раз в рамках этапа «Контингент» комплексной операции «Подросток» участникам подобных рейдов предстояло навестить семьи детей, совершавших какие-либо правонарушения. Главная задача служб профилактики – предупредить повторное совершение противоправных действий.

Выезд из администрации МО «Город Ивангород» был намечен на 21.00. Команда собралась большая: три представителя комиссии по делам несовершеннолетних, два инспектора по делам несовершеннолетних, участковый уполномоченный и водитель. На вопрос, не много ли для проверки семей, ведь не на задержание преступников едем, мне ответили, что это именно те представители служб профилактики, которые работают с этими подростками. Председатель комиссии по делам несовершеннолетних Ирина Сергеевна Селиверстова сразу предупредила, что поездка не будет носить прогулочный характер. Публика бывает непредсказуемая, к употреблению спиртных напитков относится благожелательно; есть семьи неполные, многодетные, словом, впечатления были обещаны.

 

Пейте, дети, молоко!

Первый адрес – по улице Восточной. Рассаживаемся по машинам и едем. Не доехав до места назначения, автомобиль, за рулем которого был участковый, остановился. Мы тоже припарковались и вышли узнать, в чем причина. Перед нами картина – в автобусном павильоне два молодых человека и юная девушка распивают пиво.

- Она сделала всего глоток, - оправдывается гражданский муж 17-летней К., 24-летний Н.

Он может быть привлечен к ответственности за вовлечение несовершеннолетней в распитие спиртных напитков.

- А куда нам еще идти? – возмущенно спрашивает друг молодой пары.

- При желании можно найти. Если уж очень хочется, можно дома выпить пиво. А в общественном месте запрещено законом.

- У тебя же ребенку всего семь месяцев, - обращается к девушке Ирина Сергеевна. – А где он сейчас?

- С бабушкой, - раздраженно отвечает К.

- Прогулялась бы по городу, подышала воздухом, - наставляет Ирина Сергеевна. - И домой. Зачем проводить вечер именно так? Другого варианта нет, кроме того, как пить в общественном месте?

- Один раз тебя заметят в употреблении спиртных напитков, второй, а потом на комиссии встанет вопрос о лишении родительских прав. Тебе даже нюхать запрещено, - объясняет участковый Роман Юрьевич Владимиров.

- Я каждый день вижу, что сидит молодежь на остановке и пьет, - продолжает оправдываться молодой человек.

- Я поставил бутылку, она взяла и глотнула. Я ей что заливал? - возмущается Н. и пишет объяснение в протоколе.

- За распитие спиртных напитков в общественном месте – штраф. Ты работаешь? – обращается Ирина Сергеевна к Н.

- Подрабатываю.

- А может не надо? - в один голос спрашивают супруги.

- А как по-другому вас научить, что этого делать нельзя. Пиши, - обращается к молодой маме старший инспектор по делам несовершеннолетних Ирина Владимировна Куперина. – Имею малолетнюю дочь, оставила ее бабушке...

- Мы рассмотрим этот случай на комиссии, но это не значит, что примем штрафные санкции, но в следующий раз вы уже подумайте, стоит ли совершать тот или иной поступок, - поясняет председатель Комиссии. – Идите домой, а мы на обратном пути проверим.

И холодно здесь, и некрасиво. Чего их сюда тянет? – задаемся мы вопросом. 

К., по рассказам инспекторов, попала в их поле зрения несколько лет назад, когда начала убегать из дома. А все из-за непонимания в семье – возникли разногласия с мамой. Потом стала употреблять спиртные напитки, отсюда вытекающие проблемы – неуспеваемость в  школе. Когда забеременела, немного успокоилась. Но, видимо, еще не совсем осознала возложенную на себя ответственность с рождением ребенка. Ее гражданский муж тоже в свое время состоял на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. Мама Н. сильно злоупотребляла спиртными напитками, и за сыном следить ей было некогда.

- Внеплановая работа, в рейдах так бывает, - говорит ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних Марина Георгиевна Сильд.

 

Улица Восточная

Теперь все-таки на Восточную. Едем к девятикласснице.

- Хорошая, толковая девчонка, - рассказывает по дороге Ирина Сергеевна. – Но нет контакта с родителями.

Школьница попала в сомнительную компанию, назло маме стала употреблять спиртные напитки. Не раз задерживалась сотрудниками милиции за распитие алкоголя в общественном месте, была замечена в курении. И мама, и бабушка пытались объяснить ребенку, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Рассматривались проблемы семьи и на Комиссии.

Подъезжаем к нужному подъезду.

- Комиссия по делам несовершеннолетних, - представляется председатель в домофон.

- Здравствуй, Т. Ты не пугайся, что нас много. Можно к тебе?

- Да, - дружелюбно отвечает девочка, открывая нам дверь. Дома она одна, мама на работе.

- Т., у нас плановый рейд сегодня. Мы смотрим, у кого какие проблемы, - рассказывает Ирина Сергеевна. - А ты очень изменилась – молодец! Вижу красивую девочку. Прогресс на лицо. С мамой и бабушкой все хорошо?

- Да, - спокойно говорит Т.

- Это самое главное. Удачи тебе. И скажи маме, что мы приходили, - прощаются поздние визитеры.

- Она изменилась, - рассуждают участники рейда, спускаясь по лестнице. - Будем надеяться, что школу закончит. А может у ребенка цель в жизни появилась? Или влюбилась?

В следующую квартиру, находящуюся в соседнем доме по той же Восточной улице, нас не пустили. В домофон позвонили соседям. Заходим в подъезд и стучимся в дверь на первом этаже.

- Участковый, - представляется  Роман Юрьевич Владимиров. А в ответ тишина. – Л., открываем дверь.- Стук с нарастающей настойчивостью.

По ту сторону – невнятные возгласы.

- Я бутылку принес, - изображает характерным голосом участковый друга по интересам. Но и это не действует. Дверь все равно не открывают.

- Л, открой, это Ирина Сергеевна. Ну, открой, пожалуйста.

На вежливые уговоры председателя комиссии ответили нецензурной бранью.

Обращаю свое внимание на то, что входная дверь горела, а на площадке стоит явный запах алкоголя.

- Куда детей возвращать? – рассуждает Ирина Сергеевна. - Лишать ее надо родительских прав. Марина, пишите в протоколе: 21.34. Квартира закрыта, свет горит, невнятные пьяные крики.

Эта женщина состоит на профилактическом учете за неисполнение родительских обязанностей и злоупотребление спиртных напитков, нигде не работает, условно осуждена за грабеж. Ее малолетние дети 3-х и 6-ти лет уже полгода находятся в реабилитационном центре. Отправила она их туда добровольно, под тем предлогом, чтобы  привести в порядок жилье и найти работу. Но никаких действий она не предпринимает. В квартире по-прежнему грязно и ежедневно пахнет алкоголем, а на работу устраиваться никто и  не думал. Маленьких ребятишек вернуть не пытается, даже ни разу не навестила их в центре.

В эту квартиру приходили мы проверить еще и старшую дочь этой женщины, 17-летнюю Е. Она состоит на учете за употребление спиртных напитков и курение. На девочку было заведено уголовное дело за грабеж. Но ее мы, конечно, тоже не увидели.

Службы профилактики пытались помочь этой семье, маму лечили от алкогольной зависимости, девочку устраивали на работу, но это ни к чему не привело. 

- Е. может быть в соседнем подъезде, - подсказывают Комиссии инспекторы.

Направляемся к 28-летнему другу девочки.

- Зравствуйте, ОВД по городу Ивангород, Роман Владимиров. Откройте, пожалуйста, дверь. В. – это вы? А вы не видели Е.?

- Нет. Она у бабушки, - отвечает молодой человек.

- Спасибо. Извините за беспокойство.

Хорошо, если это действительно так, подумали участники рейда.

- Куда дальше?

- К Т.

- Нет, к нему еще рано. Его навестим после 22. 00. Едем в бывшее общежитие по улулице Гагарина.

 

Ученье – свет, а не ученье – тьма!

- Трудоустроиться здесь практически некуда, - рассуждаю я по дороге к следующему объекту.

- Не умеют и не хотят работать, – говорит Ирина Сергеевна. – А молодежь совсем учиться не хочет.

 Да, сегодня безработные хотят все и сразу: и поближе, и денег побольше, желательно, и работу полегче. Закона о тунеядстве в нашей стране больше нет. Поэтому каждый для себя в этом вопросе хозяин.

Стучимся в следующую дверь, в этой квартире живет шестиклассница А., которая совсем не посещает школу. Слышим, как залаяла собака.

- Разрешите к вам. Комиссия по делам несовершеннолетних.

- А что вас так много? – удивляется отворивший дверь мужчина.

- Выездная комиссия. Вы же к нам не хотите ходить. Мы сами к вам пришли... Впустите нас, пожалуйста.

- Я не готов вас впустить.

- Тогда выходите к нам. Ваша дочь дома?

- Нет, - отвечает маленький мальчик за отца.

- А время сколько, вы знаете? – обращается Ирина Сергеевна к папе.

- Она у М., – подсказывает мальчик то ли нам, то ли отцу.

- Мы хотим и маму видеть, которая не приходит на Комиссию.

Но мамы тоже нет дома.

- На вас протокол составлен, - напоминает инспектор мужчине.

- Ну и пусть составлен.

- А вы понимаете, чем это вам грозит?

- Ничем не грозит. Ничем… - уверенно повторяет папа.

-Ну, тогда давайте начнем с того, что по первому протоколу на вас наложен штраф.

- Толку что… - ухмыляется мужчина.

- Если вы штраф не платите, он увеличивается в два раза. Опять не платите – судебные приставы изымут то, что положено, - объясняет Ирина Сергеевна.

-Получается, вымогательство денег? – делает выводы отец двоих детей.

- Вы обязаны учить свою дочь.

- Я ничего не обязан. Я сниму ее с обучения в школе, и будет она сидеть дома.

- Не будет так! – восклицают члены Комиссии.

- Будет! – еще громче говорит «заботливый» папа.

- Вы не приходите на комиссию, не появляетесь в школе. Вам никакого дела нет до вашего ребенка. Ирина Владимировна, составляйте еще один протокол. Девочки нет дома. Мамы тоже. Если вы не хотите своим ребенком заниматься, - обращается к горе-родителю И.С. Селиверстова, - значит, государство им займется. Вы с ней не можете справиться …

- А вы справитесь, да?! – кричит папа.

- Для этого существуют спецучреждения.

- Она и там учиться не будет, – не успокаивается мужчина. - Она сытая, одетая, что еще надо? – недоумевает заботливый родитель.

- Учить вы ее обязаны!

- Нет, не обязаны. И не пугайте меня.

- Если бы не были обязаны, мы бы к вам не приходили. Не хочет ходить в школу ребенок, напишите заявление на экстернат. Мы же вам уже не раз объясняли. Учителя к вам приходить будут. И это бесплатно, - говорит Ирина Сергеевна.- Прошло больше месяца с последнего разговора. А вы так и не сходили в школу. Это же ваш ребенок, а не наш. Вы ее кем готовите быть?

- Никем! – так просто отвечает отец.

-А вы учились?

- Учился. Понимаю, ходить на занятия надо, но как я ее отведу, если она не хочет?

- Напишите объяснение в протоколе.

- Не буду ничего писать.

- 15 марта мы ждем вас на Комиссии.

По словам инспекторов, мама А. злоупотребляет алкоголем, нигде не работает. Дочь-шестиклассница прогуливает занятия, днями и ночами бродит по улицам города, состоит на учете за мелкое хулиганство. В этом году девочка вообще не посещала школу.

За ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию детей родителям могут выписать штраф до 500 рублей. Удивляюсь легкости наказания, но закон есть закон.

 

У каждого есть шанс исправиться

Еще один подросток из нашего списка живет в частном секторе. В. – ученик 11 класса, условно  осужденный за тяжкое преступление. Судом на него наложены обязательства с 22.00 до 6.00 находиться дома, поэтому инспекторы здесь бывают часто.

- Здравствуйте. Можно к вам? Уже поздно, но вы не переживайте, ничего не случилось. Мы пришли, так как проходит операция «Контингент», и мы должны проверить вашего ребенка. Очень хорошо, что он дома. У вас есть какие-то проблемы? – интересуется Ирина Сергеевна.

- Слава Богу, все хорошо, - отвечает встретившая нас мама. - Скоро, наверное, мэр к нам приедет. Или даже Матвиенко. Чем заслужили такое внимание? – удивляется женщина.

- Мы тоже хотим вечер дома проводить, но обязанность у нас такая. Вы на нас не обижайтесь – так положено.

- Что вы, приезжайте! – проводила нас хозяйка.

Едем дальше – в микрорайон Парусинка. Там у нас еще три адреса.

17-летний Р., совершивший несколько краж, освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением сторон. Сейчас нигде не учится, не работает. Недавно встал на учет в Центр занятости. Воспитывается мальчик опекуном.

- Здравствуйте. Извините нас за поздний визит. Но работа у нас такая, - снова оправдывается Ирина Сергеевна. - Пустите нас?

- Пожалуйста, - принимает ночных гостей хозяйка.

- Как у вас дела? Р. устроился на работу? – интересуется И.С. Селиверстова.

- Нет пока. Но завтра снова идем на «Йура Корпорейшн».

- И какой настрой у Р.?

- Работать хочет. Деньги-то нужны.

- Поздно не гуляет?

- Нет, в основном днем выходит. Но не могу же я его держать, 18-й год уже мальчишке. Да я его и не удержу, если честно, – признается А.

Выходим из подъезда, я интересуюсь, почему не удалось застать подростка дома. Только потому, что он очень хороший подопечный и в данный момент повел внучку опекуна к ее дочери. Хочется в это верить.

Стучим в очередную дверь!

- Кто там?

- Комиссия по делам несовершеннолетних.

Голос за дверью затих, а через некоторое время выглянула хозяйка квартиры.

- Здравствуйте. Можно к вам войти?

- А что вас так много? – испуганно смотрит на нас женщина.

- Члены Комиссии, представители ОВД, - успокаивает Ирина Сергеевна.

- Нет, ребят. Я только с работы пришла. У меня дома беспорядок.

- Так мы не на бардак ваш посмотреть пришли, а на старшего сына. Он, кстати, дома?

- Нет.

- А где он?

- Не знаю я, где И.

- А как часто бывает, что вы приходите, а его нет?

- Иногда бывает, но к 23.00 он возвращается, - пояснила мама и скрылась за дверью.

Мы ждем, догадываясь, что ушла она звонить сыну.

- Я с ним связалась, он у Д. играет в компьютер, - снова показывается женщина.

- У него все в порядке в училище?

- Да, все хорошо.

- У вас такие испуганные глаза. Вы не переживайте.

- А какие у меня должны быть глаза? Давайте я к вам в 12 ночи в гости зайду, как вы на это посмотрите?

- Мы не по своей воле так поздно приходим, - объясняют инспекторы.

- Я вам так скажу, - нервничает родительница, - если у меня возникнет сложная ситуация, никто из вас мне не поможет. Я к вам никогда не обращусь, потому что сделаю еще хуже своему ребенку. Воспитывая одна двоих детей, я поддержки ни от кого не жду. И глаза у меня испуганные, потому что я каждый раз думаю, что что-то случилось, - признается мама.

- Главное, чтобы ваш сын был на связи с вами.

- Да, конечно, - более спокойным голосом. - Еще что-то от меня требуется?

- Нет. Доброй ночи.

- До свидания.

И. 17 лет, он обвинялся в присвоении чужого имущества, но в связи с примирением сторон тоже освобожден от уголовной ответственности.

- Объясняю родителям, - говорит Ирина Сергеевна по дороге к последнему по плану адресу, - один раз стоит попасться на глаза соответствующим органам, и вы все время будете в поле зрения. Чему теперь удивляться? Нам, конечно, тоже не очень приятно по квартирам ходить в это время.

- Тук-тук. Здравствуйте, Н. Можно к вам на одну минуточку?

- Да, - добродушно отвечает женщина.

- Как вы тут? Как дела? Справочку взяли в больнице?

- Взяли.

Из комнаты выглядывает Р.

- Р., ты работаешь в «Новом поколении»?

- Да.

- Не устаешь?

- Нет, нормально.

- Главное, не прогуливай. И поздно вечером гулять не ходи. Пиво не пей и не кури, – наставляет председатель Комиссии. - Спокойной ночи.

Р. судом назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре. В отличие от многих родителей, его мама старается сделать все, чтобы жизнь ребенка изменилась в лучшую сторону.

 

«Мы вас сюда не звали»

- Что у нас еще горящее на сегодня? – выходя из подъезда, спрашивает у инспекторов И.С. Селиверстова.

- На сегодня все намеченные адреса обошли, - отвечает с облегчением инспектор по делам несовершеннолетних Ольга Николаевна Шарова.

- Доедем? – спрашивает подошедший к нам участковый, отключив мобильник.

- Куда еще? – удивляются участники рейда.

- Здесь недалеко, в бывшее общежитие по улице Пасторова.

- А там что случилось?

- По телефону поступил вызов, что в одной из квартир плачут дети. Родители находятся в состоянии алкогольного опьянения.

- Едем, конечно.

В подъезде этого дома неприятный запах и жуткая темнота. Поднимаемся на нужный этаж.

За дверью слышим крики детей.

- Здравствуйте. Почему шумите? – строго спрашивает участковый уполномоченный.

- Здравствуйте. А мы милицию не вызывали, - отвечают две молодые девушки.

- Вы пьяны?

- Кто?! Мы?!

- А дети с кем? Мы слышали детские голоса.

- С мамой, - говорит одна из молодых родительниц.

- Так мы только от нее.

Мне поясняют, что это дочери опекуна Р., у которой мы были некоторое время назад.

- Дети здоровы, накормлены, напоены, - оправдываются девушки.

Ещё не заходя в комнату, можно понять, что здесь живет семья, которую даже неблагополучной можно назвать лишь с большим трудом. Все-­таки “благополучие” или “неблагополучие” — категории той или иной степени социальной ответственности граждан. Здесь же ответственность где­-то далеко, по ту сторону здравого смысла. В маленькой комнате: грязные старые подушки, одеяла, одежда, поломанные детские игрушки, неприятный запах, про постельное белье хозяйка этой комнаты, наверное, ничего не знает. На столе – начатая бутылка водки.

- Вы в таком состоянии. Где ваши малолетние дети? Вы знаете, что за этим может последовать?

Дальше началось то, что на языке соцслужб называется профилактической работой.

- Сейчас вызовем ваших родителей. Кстати мама ваша сказала, что Р. повел вашу дочь к вам, - обращается к одной из сестер Ирина Сергеевна.

- Я не видела своего двоюродного брата уже 3 дня.

- Вот и выясним, кто из вас обманывает.

- Наташа, закрой все двери, никого никуда не впускай, - учит одна девушка другую. – Мы вас сюда не звали.

- Конечно, нас другие вызвали.

- А., снова здравствуйте, - встречает родителей девушек И.С. Селиверстова. - Мы пока ехали от вас, нам поступил вызов: соседи сказали, что в этой квартире две гражданки распивают спиртные напитки, с ними дети. Вы сравните: какой порядок у вас, и что здесь происходит. Ведь Н. уже привлекалась к ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей в прошлом году.

Мать двух сестер разводит руками.

Дети молодых нерадивых мамаш находились в соседней комнате.

Куда же делись материнские инстинкты? – задаю сама себе вопрос.

Так мы завершили очередной рейд по неблагополучию.

- Сколько подростков на сегодняшний день состоит у вас на учете? – спрашиваю у инспекторов.

- На 15 марта – 57 детей. И 39 неблагополучных семей. Как ни странно, количество трудных подростков сократилось, а вот число родителей, не исполняющих свои обязанности, растет.

Мы живем в цивилизованном мире. Но, к сожалению, не каждый человек в нем чувствует себя счастливым, любимым, нужным. По вине некоторых родителей дети просто становятся беспризорниками. По их мнению, лучше ночевать на улице, чем жить с пьющими родителями. Ребёнок, как пустой сосуд – чем наполнят его взрослые в детские годы, таким человеком он и вырастет. Видя с раннего возраста постоянно пьяных маму и папу, грязь в доме и отсутствие еды, малыш вряд ли вырастет полноценным членом общества. Он станет жить по подобию своих родителей.