Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города

+7 (81375) 54-178

adm@ivangorod.ru

ул. Гагарина, д. 10

Администрация сайта

Статистика

 

Ковыланск – маленький русский городок, основанный когда-то кем-то из русских царей на обрывистом берегу реки. Он настолько мал, что вряд ли вы найдете его на географических картах. А вот проблемы у жителей Ковыланска все те же.
  
   …Примерно в пяти метрах от перехода, возле обочины стояла большая грузовая машина дальнобойщика, за ней еще одна, и они, таким образом, полностью перекрыли обзор дороги. Не успели мы дойти и до середины «пешеходки», как из-за грузовика выскочила «легковушка». Мы едва успели отпрыгнуть назад, причем, Михаил сделал это гораздо резвее меня, видно вчерашнее приключение оставило свой след не только на его костюме. Чтобы больше не рисковать нашими жизнями, мы перешли улицу чуть дальше. Я чувствовал, что этот случай не мог остаться не замеченным въедливым журналистом, и был настороже.
   - У вас что, всегда так? – задал он, казалось бы, вполне невинный вопрос.
   - Что именно? – я попробовал «включить дурку», но это, говоря молодежным языком, «не прокатило».
   - Стоянка транзитного транспорта на шоссе, в черте города, - терпеливо разъяснил свой вопрос Михаил. – Здесь ведь пограничная зона, если я не ошибаюсь?
 Не хватало еще, чтобы он мне сейчас начал цитировать главы из Положения «О пребывании граждан в пограничной зоне». В частности о том, что «…лицам, не являющимся жителями пограничной зоны и следующим за границу или пребывающим из-за границы на автотранспорте, запрещено делать остановки в неустановленных местах и покидать транспортные средства, за исключением случаев аварийной остановки».
   - Миша, дорогой, - начал выкручиваться я, - поверь это просто случайность. Так сказать, частный, единичный случай. Ну, сломалось что-то в машине или водитель себя вдруг плохо почувствовал…
  Ага, конечно! Это мы, жители Ковыланска, себя плохо чувствуем и уже давно. Они же днем и ночью ездят, шум от их «дизелей» такой, что оконные стекла в квартирах дребезжат, а загазованность превышает все допустимые нормы. Летом хоть деревья спасают, а осенью и зимой люди, проживающие возле этого шоссе, не могут даже окна открыть.
   - Велислав, это не частный, это несчастный случай! А несчастный он потому, что у вас на закон плюют и те, кто должен его исполнять и те, кто должен следить, чтобы на закон не плевали.
   Ну что я мог сказать? Он прав, тем более что у них дальнобойщики смиренно стоят за пять километров от города и к границе подъезжают объездным путем, а не через центральную улицу города. И еще один интересный факт: почему-то все водители–дальнобойщики считают своим долгом выбрасывать весь, накопившийся за время следования по заграничным дорогам мусор, на российской земле. Это почему же нам такая «честь»? Да потому, что за границей штрафуют на крупные суммы, а у нас нет. Может, нам деньги не нужны? Не похоже, особенно если судить по тому, как лихо в нашей стране льготы у стариков отбирают.
   Я немного ускорил шаг, чтобы снова не нарваться на какой-нибудь «частный случай», но не успели мы пройти и ста метров, как вдруг обратили внимание на странное поведение окружающих. Какой-то непонятный ажиотаж царил вокруг. Люди, возбужденно перешептываясь, спешили к центральной улице. Журналистский азарт охватил не только моего друга, но и меня, и мы поспешили узнать причину «народных волнений». А причина, как оказалось, была, и весьма серьезная. По улице шли два настоящих патрульных милиционера. Как они тут оказались, можно было только гадать: то ли машина сломалась, то ли провинились в чем. Но для жителей Ковыланска, пеший милицейский патруль такое же диво, как пингвин в пустыне. Два сержанта, не привыкшие к такому вниманию горожан, поначалу немного оробели, но вскоре освоились, взбодрились и даже согласились сфотографироваться с двумя хорошенькими девушками.
   - Судя по реакции граждан, на появление в городе сотрудников службы правопорядка, я готов поверить, что это действительно частный случай. Не так ли, Велислав? - Миша смотрел на меня и саркастически ухмылялся. – У тебя сейчас выражение лица, как у ребенка, впервые попавшего в зоопарк.
   Я закрыл рот и тупо соображал, чего бы соврать. Поистине, сегодня день сюрпризов. Милицейский патруль я видел на улицах нашего Ковыланска лет шесть назад, тогда как раз какая-то важная персона из столицы приезжала. У нас на улице проще снежного человека встретить, чем патрульного милиционера. Но, конечно, зарубежному журналисту знать об этом вовсе не обязательно.
   - И ничего в этом нет удивительного, - начал я очередную сказку. – У нас, милиция появляется только тогда, когда совершается правонарушение, а в Ковыланске, благодаря высокому профессионализму сотрудников органов внутренних дел и их неустанной заботе о благополучии и защите своих граждан, преступность сведена к минимуму. Кроме того, широкий спектр профилактических мер по предупреждению правонарушений ( Боже мой, что я плету?!) привел к резкому снижению последних, вследствие чего полностью отпала необходимость в регулярном патрулировании города.
   - Красиво излагаешь, дружище Велислав, – в голосе Михаила слышалась язвительная насмешка, - но не убедительно. И вообще, что-то эти двое не очень похожи на защитников правопорядка. Брюки мятые, обувь грязная, руки в карманах и походка, как у Децела. Да и дикие они какие-то, от людей шарахаются.
   Миша явно нарывался на неприятности, тем более, что сержанты стали заинтересованно поглядывать в нашу сторону. Сейчас попросят документы, потом предложат проехать «для выяснения», а потом посадят в «клетку» и прикажут заткнуться. Это у них Там можно полицию Страсбургом пугать, а у нас, чтобы требовать соблюдения прав человека, надо сначала стать человеком. Только человеком не с большой буквы, а с большой должностью. Проще сказать - VIP – персоной. Поэтому, не дожидаясь пока блюстители порядка одарят нас своим вниманием, я подхватил своего друга под локоток, и мы быстро удалились на безопасное расстояние.
 Вскоре мы уже подходили к крепости, и я был уверен, что оставшиеся два часа до отъезда Михаила пройдут спокойно, ибо в крепости цепляться не к чему, потому что там и нет ничего. Однако сюрпризы продолжались. Входные ворота были накрепко закрыты, а табличка на них сообщала, что крепость открыта для посетителей со среды по воскресение, с 10 до 18 часов.
Вход платный.
 Тут уж я и сам впал в недоумение. Мне приходилось бывать здесь только во время проведения праздников, и я никогда бы не подумал, что на территорию крепости пропускают как в музей. На крепостной стене, возле входа висит красивая мемориальная доска, которая сообщает, что данная крепость является памятником архитектуры. Заметьте памятником, а не музеем. Я был в одной из прибалтийских государств и посетил старинный замок. И никто не ограничивал вход на территорию замка. Всюду стояли удобные скамеечки, правда, по всей территории были установлены и видеокамеры, наверное поэтому никому не приходило в голову распить бутылочку, ибо штрафы там такие, что легче полгода отсидеть. А с другой стороны, не нарушай – не накажут. А вот вход в музей, расположенный на территории замка, был платным и это понятно - я пришел посмотреть на экспонаты и материалы, которые кто-то кропотливо собирал, писал пояснения, ухаживал за ними. К моим услугам был профессиональный экскурсовод, всюду чистота, яркое освещение. Понятно, что за это нужно платить. А тут? Они там что, после посетителей полы в крепости моют? И экспонатов там никаких нет, да и экскурсовода, скорее всего, тоже. С другой стороны, музей, как правило, принадлежит тому муниципальному образованию, в котором находится, а что касается памятников архитектуры, то они, насколько мне известно, принадлежат государству. Интересно, знает ли наше государство, что кто-то получает доходы от его имущества? Или за прогулку по Летнему саду тоже плату берут?
   Пока я судорожно искал выход из щекотливого положения, Михаил, как я предполагаю, уже прикидывал в голове план будущей статейки. Выручили вездесущие мальчишки. Они прошли мимо нас, пролезли под перила и пошли вдоль крепостной стены, по едва заметной тропке, потом поднялись к пролому в стене и скрылись из виду. Я посмотрел на Михаила, потом на пролом в стене.
   - Ну что, слабо?
  Миша только пожал плечами и направился вслед за мальчишками. Как ни странно, но на закрытой для посетителей территории крепости, то тут, то там мелькали фигурки тех, кого не удержишь никакими воротами, заборами и страшными надписями «закрыто». Они хотят изучать историю своего города не по книжкам, им просто необходимо своими руками пощупать камни, уложенные строителями почти шесть веков назад. Может тут, как нигде больше, осуществляется связь времен и поколений. И не виноваты мальчишки и девчонки нашего города, что у них нет денег, чтобы заплатить за полноценную жизнь в своем городе, они и так лишены будущего, так не лишайте их хотя бы прошлого, ведь нам есть чем гордиться. И это не частный случай, это закономерность.
 А то, что мне сегодня пришлось врать напропалую перед представителем иностранного государства, так я ведь не ради чиновников старался, мне за державу обидно.
 
Велислав Зубцов