Версия для слабовидящих

Контакты

Администрация города
Редакция СМИ

по техническим вопросам,
связанным с работой сайта

Информация

Возрастное ограничение: 6+

Для прочтения прикрепленных файлов (*.pdf) можно использовать бесплатную программу Adobe Reader (~156МБ) или ее аналоги

Для извлечения прикрепленных файлов из архива (*.zip) можно использовать бесплатную программу 7-zip (~1.5 МБ) или ее аналоги

Для просмотра прикрепленных файлов (*.doc, *.xls, *.ppt, *.docx, *.xlsx, *.pptx) можно использовать бесплатную программу OpenOffice (~130 МБ) или ее аналоги

Статистика

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Несмотря на то, что прошли десятилетия с тех событий,  до сих пор ее глаза наполняются слезами, как только Людмила Ильинична стала рассказывать о тех далеких годах:

 

«Родилась я  в Ленинграде, на Васильевском острове в 1927 году. Жила с папой и мамой в коммунальной квартире, 12 кв.м., с печным отоплением. В то время так многие жили. Мама,Евдокия Алексеевна, была домохозяйкой , у нее была язва желудка, поэтому она нигде не работала. Папа,Илья Егорович, был в должности заведующего партийным учетом. Ничто не предвещало неприятностей, но в 1932 году его по партийной линии направили в Рыбацкое председателем колхоза. Прежний руководитель запустил свое хозяйство и его освободили от занимаемой должности. Папе сразу выделили двухкомнатную квартиру в деревянном доме и мы сразу переехали туда всей семьей. Стараниями отца дела в колхозе стали налаживаться. Все росло , цвело. Но родственникам бывшего председателя не давала покоя успешная работа моего папы и они стали писать  несправедливые  доносы в партийную организацию. В то время доносам верили и реагировали мгновенно, особенно не вникая в суть дела. И вот в одну из ночей 1937 года за отцом приехали на машине и увезли. Он меня поцеловал сонную и больше я его не видела никогда. Мама устроилась на работу на завод  " Большевик" табельщицей. Без отца было очень тяжело. Но тогда мы еще не знали, что нас ожидают еще более страшные дни... Война.....

Об этом страшном событии я услышала по уличному репродуктору, где собралось много людей и взволнованный голос Левитана сообщил, что Гитлеровская  Германия  вероломно напала на Советский Союз. Женщины плакали, мужчины стали торопиться на сборный пункт, не дожидаясь повестки в военкомат. Вскоре начались обстрелы и бомбежки города. Иногда это продолжалось по 6 - 8 часов. Каждый раз , провожая маму на работу, мы прощались, как навсегда. Уже в июле 1941 года стали выдавать продуктовые карточки, но отоваривали в основном только хлеб. Вначале рабочим выдавали по 800 грамм , служащим  - 600 грамм, иждивенцам по - 400 грамм. Потом норму хлеба стали уменьшать каждый месяц. А в сентябре 1941 года немцы разбомбили Бадаевские склады и стало совсем плохо с продовольствием. Рабочие получали по 250 грамм, а всем остальным выдавали по 125 грамм хлеба. Люди падали и умирали прямо на улице, стоя в очередях...... Мы собирали лебеду, крапиву ,  делали лепешки и ели.

В октябре 1941 года от голода и возобновившейся болезни умерла моя мама. Мы с соседкой Нюрой зашили ее в ватное одеяло, гробов тогда  не было и мы отвезли на саночках на кладбище похоронили в общей могиле. Умерших складывали прямо друг на друг на друга. Через несколько дней после смерти мамы пришел милиционер и сказал, чтобы я собиралась и повез меня в ремесленное училище. Квартиру нашу Домоуправ  запечатал.

 

Два месяца я училась на токаря в подвале. Вначале мы точили деревяшки, потом перешли на болтики. И вскоре нас запросили на завод " Большевик", где раньше работала моя мама. Мы всей группой строем отправились к заводу. Нас трудоустроили, предоставили общежитие. В комнате проживало восемь человек. Нас поставили на питание, давали дрожжевой суп и обязательно заставляли пить напиток из хвои. Вероятно, чтобы не было цинги. Началась наша трудовая жизнь. Обстрелов, бомбежек  мы не боялись, не отходили от станков. Мы , подростки, работали по 12 часов, обтачивали мины, снаряды для фронта. Была установлена норма, которую нужно было выполнять обязательно.  Для меня очень сложно было точить резцы и мне в этом помогал парень.  Несмотря на трудности жизни люди в то время  всегда приходили  друг  другу на выручку.

Хорошо помню заснеженные улицы. В городе нет света, тепла , воды, но была вера в победу. Трудились все от мала до велика. С нами работал даже одиннадцатилетний пацан и ни в чем не уступал взрослым.
В декабре 1941 года заработала Дорога жизни. По Ладожскому озеру на машинах стали возить продукты; крупу, муку, сахар, мясо. И в январе 1942 года начали отоваривать продуктовые карточки......мясо - 100 грамм, круп - 200 грамм, хлеб прибавили по 100 грамм и каждый месяц увеличивали норму. Появилось мыло, спички. А весной 1942 года по городу возобновил движение первый трамвай. Открылись кинотеатры " Ударник" и " Аврора". Там показывали фильм " Свинарка и пастух". Мы с девчонками отпросились у мастера на два часа с условием, что отработаем. Радостные помчались смотреть кино..А когда возвращались обратно, начался обстрел города и меня ранило осколком в правую ногу. Было очень больно , но сознание я не  теряла. Сразу же отвезли в военный госпиталь у Володарского моста, в мирное время это была наша больница. В госпитале находились раненые с фронта и я с удовольствием помогала им писать письма своим родным. Кто не вставал, поила водичкой. Через две недели  я попросилась на выписку, кость на ноге была не раздроблена и я торопилась опять на завод выполнять фронтовые заказы. Конечно мы очень уставали, работая по двенадцать часов, у меня все ноги были в язвах  опухали, прилипали к чулкам так, что трудно было отдирать, но мы держались , даже песни пели стоя у станков. Вот таким было наше военное детство, без родителей, без ласки, но это не помешало нам стать настоящими людьми.

 


Девятнадцатого  мая 1944 года всем токарям вручили медали " за Оборону Ленинграда". В конце 1946 года с Вологодской области приехала моя бабушка на могилку мамы, увидела  мои ноги и сказала: «Собирайся, я тебя увезу в деревню, буду лечить тебя.  : месяцев меня лечила всякими травами, мазями. Я пила козье молоко, ела землянику. Бабушка подняла меня на ноги.

 

Я снова поехала в Ленинград, но не доехала. Остановилась в Вологде, ночь ночевала в гостинице, потом появился вербовщих, вербовал на Урал. Дал сразу 300 рублей, а когда приехали, то всем дал еще по 200 рублей- в то время это очень большие деньги были. На Урале я прожила 14 лет, там и замуж вышла. Родила 3х сыновей. Война дала о себе знать- стала сильно болеть голова- врачи не знали, чем лечить, и сказали менять нужно климат. Мы сели и поехали в Нарву, остановились в Ивангороде -муж познакомился с Литовцем, который пообещал нас устроить на работу. Сначала жили 4 года  в Южном поселке, потом дали двухкомнатную квартиру на Псковской. Так и живу в Ивангороде.  Каждое лето посещаю общую могилу, где похоронена моя мама в Рыбацком. Кланяюсь там всем блокадникам! Раскладываю кусочки хлеба, цветы и плачу».

 

Удивительная женщина! Пережив  трудную жизнь , несмотря на солидный возраст и болезни, одолевающие ее,  Людмила Ильинична сохранила заряд  жизнерадостности и оптимизма. Здоровья ей и долгих лет жизни!

 

Совет ветеранов

Жалобы на всё
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!